«Высокостатусных» в тюрьму теперь не сажают

Наша жизнь то и дело преподносит доказательства того, что все граждане равны перед законом, но некоторые – «равнее» других. До недавнего времени наиболее наглядным примером были особи с мигалками на автомобилях (как настоящими, так и фальшивыми). Кстати, на днях телевидение показало рейд милиции по изъятию липовых дорожных «бранзулеток» всех видов. Самым примечательным в этом зрелище оказались не экзотические настекольные нашлепки на фоне триколора типа «Предъявитель сего действует по моему повелению и во благо Франции. Кардинал Мазарини», а лица этих людей. От одного взгляда на эти бульдозеры с глазами становилось понятно, почему у нас плохие дороги и вообще все не шибко хорошо. С людьми, чьи лица излучают такое самоуверенное нахальство, отражая «социальный статус», иначе и быть не может.

А накануне стало известно, что социальный статус теперь принимают во внимание не только на дорогах, но и в судах. Собственно, его учитывали и ранее, но вслух не говорили. А в этот раз судьи не постеснялись написать это русским по белому.

Речь идет о закончившемся в Омске громком судебном процессе по уголовному делу гендиректора ОАО «МРСК Сибири» Александра Антропенко и его заместителя Алены Григорьевой. Руководители энергокомпании были признаны Центральным райсудом Омска виновными в уклонении от уплаты налогов в сумме 125 млн руб., которое совершили путем заключения подложных договоров с «однодневками» (ч. 2 ст. 199 УК РФ – «Уклонение от уплаты налогов и сборов с организации в особо крупном размере»), и растрате 14 млн руб. (ч. 4 ст. 160 – «Присвоение или растрата денежных средств»).

А вот приговорены они за эти преступления были лишь к условным срокам и штрафу. Судья Евгений Козырин назначил Антропенко 5 лет и 6 месяцев лишения свободы условно со штрафом 800 000 руб., его заместитель Григорьева получила 5 лет условно и штраф в размере 600 000 руб. При этом был учтен, как заявили в суде, «высокий социальный статус» обвиняемых.

Интересно, что было бы с простым человеком, если бы он украл у государства такую сумму ($4 млн)? Понятно, что: топтал бы зону как миленький много лет, хлебал баланду и участвовал в лагерной самодеятельности – пел песни про тюремную тоску. Ведь у него же нет «высокого социального статуса». А вот у этих подсудимых он есть, поэтому и подход к ним – совсем другой. Социальный статус – он как мигалка на дороге: все законы должны шарахаться на обочину, когда мимо них проплывает дело обладателя статуса.

Но на этом снисходительность суда не закончилась. Он не запретил подсудимым занимать высокие должности, на которых те сейчас находятся, хотя обычно такая мера следует как довесок при подобных преступлениях. Получается, суд не предоставил им возможности для раскаяния и исправления. Ведь исправление – это процесс, он должен произойти на основе чего-то, а тут никакой основы не было.

Кроме того, вынося приговор, суд учел ряд смягчающих обстоятельств: наличие малолетнего ребенка у Алены Григорьевой и положительные характеристики осужденных с места работы. Ребенок – конечно, обстоятельство смягчающее, а положительная характеристика… Кто же ее не даст высокому начальнику?..

Но подсудимые все равно остались недовольны этим решением и намерены его обжаловать, сообщают «Коммерческие вести». Наверное, они считают, что уклонение от налогов – никакое не преступление, а так, мелкие шалости, за которые даже условного срока много. Т. е. они будут бороться за свое «честное» имя. Жаль, что они живут не в Америке: там за подобные преступления дают не реальные, а настоящие сроки, причем, скажем так, немалые.

С другой стороны, хорошо, что у нас – не прецедентное право: иначе все проворовавшиеся «статусные» стали бы ссылаться на этот приговор и требовать себе такой же – по аналогии.

Гособвинитель, впрочем, тоже будет обжаловать решение суда. Он просил назначить гендиректору МРСК наказание в виде 8 лет колонии общего режима и штрафа 900 000 руб., а его заместителю – в виде 6,5 лет колонии же со штрафом 200 000 руб. (с учетом того, что у женщины есть малолетний ребенок).

В Омском областном суде отметили, что перечень смягчающих обстоятельств не является неким жестко ограниченным документом. Суд может дополнять их по своему усмотрению в зависимости от обстоятельств дела. В данном случае высокий социальный статус не был признан судом смягчающим фактором, а всего лишь «был принят во внимание».

Чувствуете разницу? Я – нет. Под «высоким социальным статусом» суд подразумевает то, что подсудимые возглавляют крупную компанию с большим количеством работников. Которые без них, надо полагать, просто осиротеют. И замены им нет.